(продолжение поста)

(продолжение поста)

Написал ostr60 •
22 марта 2015 г. 22:31
Как нас «подняли» в 52-й точке.

Случай, о котором хочу рассказать, имеет давнюю историю, ко всему прочему ее начало запечатлено документально – публикациями в мировых СМИ, сообщениями ТАСС и приказами МО и ГК ВМФ.

Часть 1. Присказка.

   «19 сентября 1984 года при прохождении Гибралтарского залива К-53 столкнулась с сухогрузом «Братство»[1]. Преодолев пролив, лодка всплыла на перископную глубину, чтобы затем всплыть на поверхность для проведения сеанса радиосвязи. Около 1 ч 30 мин корабельного времени (23:30 18 сентября по местному времени) штурман в перископ обнаружил ходовые огни надводного судна, но доложил об этом командиру только через три минуты одновременно с сигналом от гидроакустика об очень сильном шуме гребных винтов. Была отдана команда начать срочное погружение, но уклониться от столкновения не удалось. В результате К-53 получила повреждения носовой части легкого корпуса, обтекателя средств гидроакустического комплекса, волнорезных щитов торпедных аппаратов и выдвижных устройств. На сухогрузе «Братство» было оторвано 100 м² борта начиная от третьего трюма до машинного отделения, потерян стояночный дизель-генератор. Третье отделение и трюм полностью затопило водой. Судно осталось на плаву благодаря наличию зерна в трюме и благоприятным погодным условиям[2].
   Жертв при столкновении удалось избежать. Моряки сухогруза покинули судно и были приняты на борт теплохода «Капитан Медведев»[2].
   После столкновения К-53 в подводном положении покинула место происшествия, доклад о нём в береговой штаб был произведён с опозданием в 9 часов. В сопровождении прибывшей на помощь плавмастерской ПМ-24 лодка направилась в тунисский порт Хаммамет, откуда в сопровождении сторожевого корабля «Разительный» своим ходом отправилась к месту базирования для дальнейшего ремонта. Сухогруз «Братство» был отбуксирован Альхесирас, где с него было перегружена остававшаяся неповреждённой часть зерна, а само судно продано на металлолом[1][2].
   По результатам расследования вина за столкновение была возложена на командира подводной лодки К-53 капитана 2 ранга Юрия Скатова, который «пренебрег мерами предосторожности, выработанными хорошей морской практикой, осуществил безграмотный и необоснованный выбор места и времени всплытия в море Альборан, расположил курс всплытия поперек генеральному направлению потока судов в Гибралтарском проливе». Среди других причин названы низкая организация службы, отсутствие должного взаимодействия членов экипажа, необоснованное назначение и бездействие старшего командира Ивана Пахомова, помогавшего в походе Скатову. Скатов был снят с должности, лишился своего поста командира дивизии подводных лодок контр-адмирал В. А. Горев, строгий выговор получил командующий Северным флотом А. П. Михайловский[2].
   Своё несогласие с официальной версией событий, изложенной выше, выразил капитан сухогруза «Братство» В. Ф. Демченков, ранее проходивший службу на подводной лодке. По его мнению, К-53 в момент столкновения находилась не на перископной глубине, а в надводном положении, что следует из характера полученных лодкой и сухогрузом повреждений[2].
   https://ru.wikipedia.org/wiki/К-53_(1969)»
ed0315119207db9efe08802af24025a4.PNG
Для полноты «картины маслом» — командир ПЛ капитан 2 ранга Скатов Ю.И., старший на борту – капитан 2 ранга Пахомов И.И., старший штурман (командир БЧ-1) – капитан-лейтенант Егоров А.

Последний на мой вопрос «как все произошло?» ответил заикаясь, но коротко: «Саша, сам понимаешь – всплыли ночью. Южная ночь темна, как у афроамериканца в анусе. Командир осмотрел носовой сектор (наиболее опасный от столкновения – прим. мои), затем весь горизонт, после чего отдал перископ мне – «снимать звезды». Я «взял» четыре звезды на противоазимутах, вернул перископ в ДП, а глаза слепит красный бортовой. Доложил командиру, тот: «Боцман, ныряй!» Не успели…»

Какое стечение обстоятельств – столкновение не с кем-то, а с советским ТР! Который, кстати, вез «золотую» пшеницу из Канады. Везде пишут, что ТР «Братство» протаранил К-53. По моему разумению, все «слегка» наоборот – это подтверждается характером повреждений (очень важно). Ну да Бог с ним…

Служба моя сложилась так, что в это время я находился в должности командира ЭНГ на ПЛ К-481 (текущий ремонт с заменой АЗ) на СРЗ «Нерпа» во Вьюжном.
По приходу К-53 на Север после аварии ее сразу же завернули во Вьюжный для постановки в док.

Вот эта «красота» в доке:
33f095ae61f1e099858f40a6bda69f1c.PNG
На фото видны повреждения – поврежден ЛК, волнорезные щиты ТАТА, ТПЛ, блоки ПИ ГАК МГК-300.
Дабы долго не позориться, «красоту» после постановки в док зашили досками…

Ремонт прошел быстро – летом 1985 года К-53 была готова технически и прошла последоковые мероприятия. Для перехода ее в Гремиху в БЧ-1 прикомандировали меня, и после надводного перехода мы оказались в базе. ПЛ принял 426 экипаж под командованием только назначенного на должность капитана 2 ранга Пастушенко Ю.И. и начал отработку курсовых задач перед выполнением «основного мероприятия» (так у подводников называлась БС).

Тогда я и не подозревал, как крепко и надолго буду связан с ПЛ К-53…

(продолжение следует)