(продолжение поста)

(продолжение поста)

Написал ostr60 •
22 марта 2015 г. 22:54
(продолжение от 22 марта 2015 г. 22:31)

Часть 2. Собственно сказка.

«Начальство думает долго и решает мудро» – избитая флотская истина…

После отработки курса БП встал вопрос доукомплектования 426 экипажа на БС.
В штатном расписании БЧ-1 проекта 671, к славному племени которого относилась К-53, предусмотрено два штурмана – старший и младший (командир БЧ-1 командир ЭНГ). А боевая организация предписывает несение вахты на БС в три смены – как, впрочем, у всех «белых» людей…

Короче – меня, командира ЭНГ К-481, прикомандировали третьим штурманом. Надо сказать, что штурмана К-53 ст.л-т Кожин Валера и ст.л-т Мурыгин Олег были опытными специалистами и просто хорошими офицерами. Да и нельзя на ПЛ по-другому – выпадешь из обоймы…

Кроме того, я был на «выданье» — перед назначением командиром БЧ-1 на ПЛ К-306 меня решили «откатать»: действовало негласное правило – перед назначением на «бычка» необходимо было сделать две БС в должности «группмана».

Наступил день выхода на БС, который легко установить по выписке из исторической справки:
3d75101fe646649b832a6efbae2e1c4c.PNG
Получив последние НАВИП и ПРИП, вышли в море.

Старшим на борту – недавно назначенный командир 3ДиПЛ капитан 1 ранга Владимир Дмитриевич Ямков, человек, достойный в дальнейшем отдельного рассказа.

Начало боевой службы на К-53 мало чем отличалось от других кораблей, и тому были причины, простые, как газета «Пионерская правда». Дело в том, что на флоте существует аксиома, гласящая буквально следующее: «Любовь к морю прививается неимоверными условиями жизни на берегу». Судите сами – отработка курсовых задач Л-1,2,3, СЛ, боевых упражнений НТ-3,4, ПТ-3 (в зависимости от уровня подготовленности) – и все это в темпе вальса. Выход на БС все ждут как «манну небесную».

Поэтому в начальный период БС с негласного согласия командира и старшего на борту старпом л/с не «насилует» — некоторые элементы БП и БЗЖ «спускаются на тормозах», чтобы народ тупо выспался. И только через неделю-полторы начинаются отработки в полном объеме – играются УТ и УАТ, проводятся КБУ, отрабатываются элементы БЗЖ в разных форматах.

Форсировали ПЛР, из которых реальную опасность представляет собой Фареро-Исландский – именно здесь нас с помощью гидрофонов системы СОСУС (писал о ней в посте ранее), подводных лодок США и Великобритании, БПА НАТО брали в «клещи» и вели всю БС. Мы же постоянно проводили проверки отсутствия слежения, обнаруживали «хвосты» и пытались от них оторваться, маневрируя по скорости, глубине, используя гидрологию и т.д.

Так постепенно мы подошли к месту несения БС – Средиземному морю. В боевом распоряжении на БС последняя точка маршрута – точка всплытия в море Альборан (внутреннее море Средиземного), аккурат то самое море, где К-53 «встретила» транспорт «Братство».

Надо сказать, что передача управления ПЛ от ЦКП ВМФ через КП СФ происходит на определенном градусе северной широты, и управление принимает КП ЧФ в лице 5 ОпЭск. При всплытии в море Альборан 5 ОпЭск через персональное РДО передает ПЛ дальнейший план БС в СРМ.

Атомные ПЛ форсируют Гибралтар в подводном положении самостоятельно или под боевым кораблем (судном), маскируясь его шумами. Дело в том, что на дне Гибралтарского пролива (ширина подводной судоходной части – 8 км) установлены гидрофоны активно-пассивной системы «Колосс», элемента системы ДГАН «СОСУС». Фиксируя г/акустический шум турбины и не наблюдая радиолокацией надводного корабля (судна), система классифицирует цель как подводную, «цепляет» к ней «пастуха» и «пасет» ее по всей Средиземке…