12 апреля 1970 - гибель АПЛ Северного флота К-8 в Бискайском заливе

12 апреля 1970г. (45 лет назад) погибла атомная подводная лодка Северного флота проекта 627 "К-8" (командир капитан 2 ранга В.Б.Бессонов), затонув в Бискайском заливе после пожара и героической борьбы за живучесть, продолжавшейся около четырех суток.

Материал подготовил гвардии п/полковник запаса А. В. Вовк (http://fordevind.com.ua/2/360-pioner-tragediy-sovetskogo-atomnogo-podplava.html)

Судьбы кораблей сродни людским: одни складываются счастливо, другие, наоборот, трагично. Именно трагическая судьба ожидала атомную подводную лодку «К-8», которая была третьей атомной лодкой, построенной на стапелях Северодвинска и вступила в состав ВМФ 2 марта 1958 года. Спущена на воду 31 мая 1959 года.

45 лет назад, 12 апреля 1970 года, в Бискайском заливе погибла «К-8». Гибель АПЛ и 52 членов экипажа стали первой потерей советского атомного флота. К тому времени на дне Атлантического океана уже лежали две американские АПЛ — «Трешер» и «Скорпион». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1970 года за мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга, капитану 2-го ранга Бессонову Всеволоду Борисовичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Всю команду — и мёртвых, и живых представили к государственным наградам. Офицеров и мичманов, а также всех погибших — независимо от воинского звания наградили орденами Красной Звезды, оставшихся в живых матросов — медалью Ушакова.

Именами командира «К-8» В.Б. Бессонова и корабельного врача А.М. Соловья, отдавшего свой дыхательный аппарат прооперированному им незадолго до пожара старшине Юрию Ильченко, названы улицы посёлка Гремиха, погибшим морякам установлен памятник. Имя В.Б. Бессонова присвоено средней школе № 1 г. Льгова, Курской области. Там же ему установлен и памятник.

13 октября 1960 года, через полтора месяца после принятия подводной лодки на вооружение, в Баренцевом море произошла авария: в одном из реакторов разорвалась труба контура охлаждения, в результате чего произошла утечка теплоносителя. Экипаж был вынужден перейти на резервную систему охлаждения, чтобы предотвратить расплав активной зоны реактора. Тем не менее, произошёл выброс радиоактивного газа, в результате которого у троих членов экипажа были выявлены видимые признаки острой лучевой болезни, многие члены экипажа получили дозы от 1,8 до 2 Зиверт (180…200 бэр).

В дальнейшем, до капитального ремонта, связанного с заменой парогенератора на заводе «Звёздочка» в августе 1966 года — июле 1968 года, подобные разрывы имели место ещё дважды: 1 июня 1961 года, во время отработки задач боевой подготовки. Один человек комиссован с острой формой лучевой болезни. Часть личного состава получила различные дозы облучения; 8 октября 1961 года, во время отработки атаки группы кораблей на первенство ВМФ, вновь открылась течь из парогенератора. Подводная лодка К-8, находившаяся на боевом дежурстве в Средиземном море была направлена в район Северной Атлантики для принятия участия в крупнейших за всю историю советского ВМФ учениях «Океан-70», в которых участвовали силы всех флотов СССР. Её задачей было обозначение подводных сил «противника», прорывающихся к берегам Советского Союза. Начало учений планировалось на 14 апреля, окончание — к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина — 22 апреля 1970 года.

Вечером 8 апреля 1970 года, когда К-8 находилась севернее Азорских островов, при всплытии с глубины 160 метров под перископ для сеанса радиосвязи возник пожар в рубке. Видя, что пламя вот-вот ворвётся в пост ГЭУ, офицеры: В. Г. Хаславский, А. С. Чудинов, А. В. Поликарпов, Г. В. Шостаковский и Г. Н. Чугунов наглухо задраили переборки, зная, что выхода наружу уже не будет. Погибая, они успели заглушить ядерные реакторы. Расчёт ГЭУ ценой своих жизней сделал главное — предотвратил возможность теплового взрыва. Подводная лодка осталась без хода. Часть личного состава седьмого отсека погибла от удушения угарным газом. Остальные успели перейти в соседние кормовые отсеки. Пожар в кабельных трассах перекинулся ещё на несколько отсеков. Командир лодки Всеволод Бессонов принял решение всплыть в надводное положение. И уже через шесть минут лодка была на поверхности. Мимо проходил сухогруз. Подали сигнал бедствия. Судно описало вокруг лодки дугу, но, поняв, что это атомная лодка, удалилось, скрывшись за горизонтом. Экипаж продолжал героически бороться с пожаром на пределе своих возможностей. В центральном отсеке пытались потушить пожар общекорабельной системой пожаротушения, но не смогли. Некоторые начали терять сознание, тогда командир принял решение вывести людей из центрального отсека на мостик, и тушить пожар методом герметизации отсека. К утру 9 апреля был отдраен кормовой люк, командир отдал приказ вывести на палубу личный состав из отсеков, где бушевал пожар. Утром 10 апреля на горизонте показалось другое судно. Снова выпустили сигнальные ракеты. К терпящей бедствие лодке подошло болгарское грузовое судно «Авиор». Немедленно через Варну в Москву ушла радиограмма. Капитан болгарского судна – гражданин СССР - Рем Смирнов рискуя судном и экипажем, находясь в штормовом районе, выполнил свой долг.

В район ктастрофы направлялось всё, что только можно. Корабли шли самым полным ходом, но расстояние было слишком большим, от ближайшего из кораблей – гидрографического судна «Харитон Лаптев» - до терпящей бедствие лодки лежало без малого 470 миль. Уже к 10 апреля индивидуальные средства защиты были израсходованы, запас воздуха высокого давления был минимальным, а в седьмой и восьмой отсеки проникла забортная вода. Подводная лодка осталась без технических средств борьбы за живучесть и без средств поддержания плавучести. Тем временем стала резко ухудшаться погода. Бискайский залив – место, печально известное морякам своими штормами, достигающими здесь небывалой силы. Экипажу предстоял ещё и бой с разбушевавшейся стихией. К этому времени командир уже переправил шлюпками на борт «Авиора» две большие группы подводников. Неоднократно кормовая часть лодки опускалась в воду, продували кормовую группу цистерн главного балласта, создавалась видимость возможности удержания ее на плаву. Но спасти лодку было уже невозможно. Утром 12 апреля патрульным самолётам ВМФ США удалось обнаружить на том месте, где из последних сил боролась за жизнь К 8, только два нефтяных пятна. Поиски людей продолжались ещё несколько суток, но успехом не увенчались.

После гибели атомохода долго еще работала государственная комиссия. Работала беспристрастно и скрупулезно, опрашивая каждого из спасенных членов экипажа, проводя множество следственных экспериментов. И пришла к выводу, что действия командира были грамотные, решительные и правильные.

Оглядываясь назад, понимаешь, что могло случиться, если бы моряки ценой собственной жизни не загасили реакторы. Разразилась бы катастрофа, не сравнимая ни с Хиросимой, ни с Чернобылем. Это был подвиг, но для всего атомного флота и семей погибших – трагедия. Видимо, так распорядилась судьба, что эти понятия неразрывно связаны между собой. И к сожалению, Всевышний забирает раньше срока к себе только лучших…

Правительство СССР лодку отказалось поднимать, даже после предложения американцев об оказании услуг.

Жёнам о случившемся сообщали более чем лаконично: «Ваш муж, выполняя боевую задачу, погиб и захоронен в море». В политическом донесении в адрес московского начальства говорилось: «Весть о гибели мужей и отцов в семьях воспринята с пониманием. Горечь утраты переносится мужественно. Неправильных настроений, высказываний среди жителей посёлка нет…» Сколько цинизма в этих строках.

Министр обороны Маршал Советского Союза А.А.Гречко встретился и беседовал с экипажем «К-8», оставшимся живым. Офицеры обратились к министру с просьбой составить из них основу нового экипажа для строящейся подводной лодки. Но командующий Северным флотом адмирал С.М. Лобов, тут же доложил, что большинство спасённых по медицинским показаниям не пригодны к службе на подводных лодках. Экипаж был расформирован. Вдовам помогли с жильём, выдали 50-рублёвые пенсии. На том всё и закончилось. В настоящее время АПЛ с четырьмя ядерными торпедами на борту покоится на глубине порядка 4680 м в 490 км северо-западнее Испании.

О трагедии никогда не было никаких заявлений. Умолчали. В те годы так было принято. Говорили только о хорошем, о победах. О катастрофах и чрезвычайных происшествиях во всеуслышание говорить было не принято, только специалисты знали о них и молчали. В лучшем случае на кухнях шепотом.И только после гибели «Курска», в октябре 2000 года, впервые по телевидению показали передачу о гибели «К-8», опубликовав данные об экипаже.

Список погибших членов экипажа К-8:
 1. капитан 2 ранга БЕССОНОВ Всеволод Борисович;
 2. капитан 2 ранга ТКАЧЁВ Виктор Антонович;
 3. капитан 3 ранга РУБЕКО Владимир Петрович;
 4. капитан 3 ранга ХАСЛАВСКИЙ Валентин Григорьевич;
 5. капитан-лейтенант КУЗНЕЧЕНКО Игорь Владимирович;
 6. капитан-лейтенант ЛИСИН Анатолий Иванович;
 7. капитан-лейтенант ПОЛИКАРПОВ Анатолий Васильевич;
 8. капитан-лейтенант ЧУДИНОВ Александр Сергеевич;
 9. капитан-лейтенант ЯСЬКО Н.Ф.;
10. капитан м/с СОЛОВЕЙ Арсений Мефодьевич;
11. старший лейтенант Гусев М.Б.;
12. старший лейтенант ЛАВРИНЕНКО Анатолий Николаевич;
13. старший лейтенант ПОЛЕТАЕВ Юрий Петрович;
14. старший лейтенант ЧУГУНОВ Геннадий Николаевич;
15. старший лейтенант ШМАКОВ Николай Васильевич;
16. старший лейтенант ШОСТАКОВСКИЙ Георгий Васильевич;
17. лейтенант ШАБАНОВ Владимир Александрович;
18. лейтенант ШЕВЦОВ Владимир Иванович;
19. мичман БЕЛЕЩЕНКОВ Анатолий Иванович;
20. мичман ДЕРЕВЯНКО Леонид Николаевич;
21. мичман ЕРМАКОВИЧ Павел Степанович;
22. мичман КУЛАКОВ Виктор Григорьевич;
23. мичман МАЕВСКИЙ Виктор Иванович;
24. мичман МАРТЫНОВ Леонид Федорович;
25. мичман ПЕТРОВ Евгений Александрович;
26. мичман УСТЕНКО Алексей Антонович;
27. главный старшина ДОБРЫНИН Вячеслав Иванович;
28. главный старшина ЛЕОНОВ Виталий Васильевич;
29. главный старшина САВОНИК Василий Васильевич;
30. старшина 1 статьи БУСАРЕВ Александр Сергеевич;
31. старшина 1 статьи ФЁДОРОВ Евгений Григорьевич;
32. старшина 1 статьи ЧЕКМАРЁВ Леонид Венедиктович;
33. старшина 2 статьи ГАТАУЛЛИН Рудольф Гатауллинович;
34. старший матрос АСТАХОВ Виктор Николаевич;
35. старший матрос БУРЦЕВ Николай Степанович;
36. старший матрос ИНАМУКОВ Башир Ильясович;
37. старший матрос КИРИН Александр Михайлович;
38. старший матрос КОЛЕСНИКОВ Валентин Александрович;
39. старший матрос КОМКОВ Николай Александрович;
40. старший матрос КУЛАКОВ Анатолий Александрович;
41. старший матрос МАШУТА Юрий Алексеевич;
42. старший матрос МИЩЕНКО Виктор Михайлович;
43. старший матрос ПАНЬКОВ Евгений Викторович;
44. старший матрос ДЕВЯТКИН Виктор Николаевич;
45. матрос КОРОВИН Николай Михайлович;
46. матрос КУЗОВКОВ Вячеслав Иванович;
47. матрос КУЛЬШ Александр Сергеевич;
48. матрос ПЕЧЕРСКИХ Юрий Филатович;
49. матрос САМСОНОВ Евгений Алексеевич;
50. матрос ФРЕШЕР Константин Густавович;
51. матрос ФРОЛОВ Владимир Федорович;
52. матрос ШИШАЕВ Александр Петрович.

  Обратно